Начало /  /  /  / Уроки Балаково
 
Архив
 
2004г.
 
Уроки Балаково

Уроки Балаково

Уроки Балаково

Полемические заметки Андрея Юрьевича Гагаринского, доктора физико-математических наук, директора-координатора по научному развитию РНЦ "Курчатовский институт", вице-президента Ядерного общества России

Инцидент на АЭС

Энергоблок № 2 Балаковской АЭС был остановлен 4 ноября 2004 года в 1 час 24 минуты аварийной защитой реактора. Исходной причиной ее срабатывания было появление трещины в трубопроводе узла питательной воды одного из парогенераторов, вызвавшее нарушение работы системы питательной воды и последовавшее за этим снижение уровня воды в парогенераторах и отключение трех циркуляционных насосов.

Нарушения пределов и условий безопасной эксплуатации не было. Данное событие было предварительно оценено нулевым уровнем по Международной шкале ядерных событий как несущественное для безопасности. Радиационный фон на Балаковской АЭС и прилегающей к ней территории соответствовал и продолжает соответствовать природным значениям.

6 ноября в 3 часа 40 минут, после устранения нарушения, энергоблок № 2 был включен в сеть.

Количество нарушений в работе в пересчете на один блок в России примерно соответствует мировому уровню. Ежегодно на АЭС России происходит несколько десятков инцидентов, подавляющее большинство которых оценивается нулевым уровнем (в 2003 году - 48 инцидентов, из которых 2 были оценены уровнем 1, а остальные - уровнем 0 по Международной шкале), из них порядка десятка (в 2003 году - 10) связаны с автоматической остановкой блоков.

Первая информация

Информация об инциденте на Балаковской АЭС (в стандартных для подобных случаев формулировках) была передана в информационные агентства Центром общественной информации станции и Пресс-центром "Росэнергоатома".
4 ноября в 8.10-8.30 утра об этом сообщили ИТАР-ТАСС и Коммерсант.ru, в 9.00 - "Русское радио", в 11.00 - РИА "Новости". В это же время (11.00) информация об инциденте прошла в новостях ("Вести") федерального телеканала "Россия", где подчеркивалось, что "система безопасности не была нарушена, весь персонал станции оставался на рабочих местах". Уже в первых информациях было сообщено, что восстановить нагрузку блока № 2 планируется 6 ноября.

Следует отметить, что уже в первых сообщениях некоторых СМИ (в т.ч. в "Вестях") появился термин "авария", в повторявшемся контексте: "на снабжение энергопотребителей авария не повлияла".

В течение дня 5 ноября информационные агентства (ИТАР-ТАСС, Интерфакс, Росбалт) продолжали давать информацию об инциденте. В 11.00 популярная в России радиостанция "Эхо Москвы" передала интервью с руководителем пресс-центра "Росэнергоатома", практически повторяющее первоначальный пресс-релиз. В 13.00 в материале Интерфакса впервые появилось официальное заявление представителя "Росатома" об абсолютной безопасности произошедшего события для населения. В это же время (через 36 часов после остановки блока) представитель Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС) опроверг сообщения о якобы имевшей место аварии.

Следует подчеркнуть, что печатные СМИ практически не успели включиться в комментарии инцидента перед национальными праздниками 6-8 ноября. Большинство газет вышло только 10 ноября.

Реакция населения

Утром 4 ноября начали распространяться слухи о том, что на Балаковской АЭС произошла крупная авария с выбросом радиации и человеческими жертвами. Эти слухи быстро распространились в Саратовской и соседних с ней областях: Самарской, Ульяновской, Пензенской и др.

Поскольку, в качестве "лекарства от радиации" местные радиостанции предлагали йод, уже 5 ноября были раскуплены все йодосодержащие препараты. Появилась информация о случаях отравления йодом, впоследствии (кроме одного) не нашедшая подтверждения. Многие родители забирали детей из школ и детских садов.

Как выяснилось, панике способствовали анонимные звонки на предприятия и в учебные заведения неназывавшихся "сотрудников МЧС", сообщающих о крупной аварии и рекомендующих йод в качестве защиты. Появился интернет-сайт, созданный анонимными "независимыми журналистами", и сообщавший о крупной техногенной катастрофе с человеческими жертвами и бегстве высокопоставленных представителей власти из "пораженных" регионов.

К тому же, как выяснилось уже 5 ноября, произошло случайное совпадение по времени инцидента с командно-штабными учениями по гражданской обороне на АЭС 3 ноября, в ходе которого отрабатывались в том числе и действия персонала станции по организации эвакуации. Об учениях было известно муниципальным властям, но не населению. Следует заметить, что возникающие в Москве с периодичностью 2-3 года слухи о "взрыве" в Курчатовском Институте обычно совпадают по времени с проводимыми в этом районе учениями по гражданской обороне.

Паника практически прекратилась 6 ноября после энергичных действий федеральных и региональных властей.

Действия властей

Региональным и федеральным органам власти понадобилось около суток, чтобы осознать серьезность положения и предпринять необходимые контрмеры.

Начиная со второй половины дня 5 ноября, все федеральные телеканалы начали во всех новостных передачах подробно комментировать инцидент на Балаковской АЭС и призывать население не поддаваться панике. Начались выступления ответственных представителей Росатома, Федерального агентства по экологическому, технологическому и атомному надзору, МЧС, руководства Саратовской области.

5 ноября Балаковскую АЭС посетил полномочный представитель Президента России в Приволжском федеральном округе С. Кириенко, который прошел по всем четырем блокам станции, в том числе "погладил" перед телекамерами отремонтированную трубу, явившуюся первопричиной инцидента, а затем провел пресс-конференцию в Центре общественной информации АЭС, широко освещавшуюся в федеральных и региональных электронных СМИ.

В этот день АЭС посетили съемочные группы практически всех телекомпаний Балаково и Саратова. Состоялись пресс-конференции руководителей Балаковского муниципального объединения (с участием ведущих специалистов АЭС) и Саратовского правительства.

6 ноября по федеральным телеканалам выступил руководитель Росатома А. Румянцев, оценивший ситуацию как "информационное хулиганство" и заверивший слушателей, что "если когда-нибудь и произойдет какая-либо ситуация, угрожающая здоровью граждан, то все соответствующие заявления будут исходить незамедлительно, и в первую очередь - от Федерального агентства".

Прокуратура города Балаково возбудила уголовное дело по факту распространения заведомо ложных сообщений, что создало панику и угрозу здоровью людей. Позднее оно было принято к производству прокуратурой Саратовской области.

Реакция "антиядерных" общественных организаций

Представители "антиядерных" организаций подключились к комментированию инцидента уже 5 ноября и активно использовали его в своих целях, отнюдь не стараясь погасить панику.

"Координатор" антиядерной программы "Гринпис" в интервью радиостанции "Эхо Москвы" заявил, что "в ядерной отрасли отсутствует система защиты населения от радиационных аварий. Более того, отсутствует система оповещения населения", а также подверг сомнению "заверения властей о полной безопасности ситуации". Позже в тот же день, уже на радио "Свобода", он потребовал "направить на место происшествия независимых экспертов, которые обследуют местность и возьмут пробы воздуха".

Тот же "координатор" уже 6 ноября сообщил, что "для жителей Саратовской области йодная профилактика не повредит". К тому же, подчеркнул эксперт "Гринпис" России, "в течение нескольких суток не рекомендуется долго пребывать на свежем воздухе и проветривать помещения".

Представитель Российской экологической партии "Зеленые" заявил, что, "когда речь идет о каких-либо авариях на ядерных объектах, надо сломать традицию власти, имеющей тенденцию говорить о том, что авария незначительна и ... для населения нет опасности".
Вечером 5 ноября представитель "экологической" группы "Экозащита" заявил агентству ИА Regnum, что "нельзя достоверно ответить на вопрос, был ли выброс радиации", а также, что "реакторы ВВЭР-1000 не могут быть безопасными в принципе".

"Окончательный вердикт" группы "Экозащита" был опубликован в "Независимой газете" 10 ноября, когда отсутствие оснований для паники уже было общепризнанным. "Анализ ситуации в Балаково показывает, что нужно останавливать такие реакторы (ВВЭР-1000) по всей стране и проверять все парогенераторы и насосы".

Уже 8 ноября группа "Экозащита" направила письмо руководителю Федерального агентства по атомной энергии с призывом "допустить представителей общественных экологических организаций на атомные станции для контроля за радиационной обстановкой, а также обеспечить общественным организациям возможность оперативного радиационного контроля в чрезвычайных случаях".

Интересна подборка ответов на вопрос: "Кто сможет успокоить население (при возникновении слухов об аварии на АЭС)?", приведенная газетой "Ведомости" (от 10 ноября):
·координатор "Гринпис": "только профессионалы, не зависящие от государства";
·директор Центра экстремальной журналистики: "телерепортаж, который был бы снят на АЭС через 2-3 часа после аварии";
·представитель экологического объединения "Беллуна": "чиновники всегда выдают информацию с задержкой и по крохам. Во-первых, надо сразу же раскрывать всю информацию о происшедшем подробно, с деталями. Во-вторых, необходимо допустить для проверки независимых экспертов";
·психолог: "раскрутить народ слухами просто, а успокоить - крайне трудно, и сделать это под силу только действительно авторитетным людям. Для москвичей, например, это может быть Лужков".

Уроки инцидента

Случайное совпадение достаточно ординарного нарушения в работе АЭС, учений на АЭС, о которых не было известно населению, а также "предпраздничного" настроения местных властей и населения создали "почву" для возникновения панических слухов. Масштаб паники, захватившей большой регион, безусловно связан с целенаправленной деятельностью по ее раздуванию. Цели этой деятельности могут лежать в политической (губернатор области - известный сторонник ядерной энергетики) или политико-экономической (разворачивается борьба вокруг намерений достроить 5 и 6 блоки АЭС) области.

Готовность российского населения поддаваться подобной панике определяется как сохраняющейся (и тщательно поддерживаемой многими общественными группами) гиперболизацией последствий Чернобыльской аварии, так и растущей в последнее время уверенностью людей в стремлении власти, используя отсутствие независимого телевидения, преуменьшать масштабы тяжелых для страны событий.

Само возникновение паники по поводу незначительного события на атомной станции отнюдь не является чем-то новым (паника вокруг Волгодонской АЭС, подобные события вокруг Курчатовского Института), равно как и чисто российским изобретением (болгарская паника по поводу румынской АЭС). Однако, очевидный "успех" сил, заинтересованных в таких инцидентах, и столь же очевидный рост числа "антиядерных" событий в российской общественной жизни (например, акции противников строительства завода по производству МОХ-топлива в Томске), требуют от ядерного сообщества адекватной реакции на новые вызовы.

Следует признать, что если первая реакция служб, ответственных за "ядерную" информацию, соответствовала уровню события, то в условиях "взрыва" общественной обеспокоенности у ядерного ведомства не оказалось действенного антикризисного плана (при наличии многочисленных "кризисных центров"). К тому же, явно прослеживалось свойственное ядерным профессионалам стремление к "дозированности" информации и сужению круга лиц, берущих на себя ответственность за ее предоставление.

По-видимому, настала пора критически переосмыслить отношение к организации общественной информации в ядерной области, заметно подорванной непрерывными реформами управления. Также не следует отгораживаться от мирового опыта институтов гражданского общества. Например, реализованная в мире идея общественного совета по безопасности при АЭС, куда могли бы входить представители региональных властей, надзорных органов, преподаватели местных ВУЗов и колледжей, журналисты и представители общественных организаций, вполне может быть конструктивной и в российских условиях. Работая на регулярной основе, такой совет мог бы завоевать доверие населения и быть чрезвычайно полезным источником информации в экстремальных ситуациях.

Андрей Гагаринский

Материал в редакцию Минатом.Ру предоставлен автором

Позиция на БЯДОтворено писмо от БЪЛГАРСКО ЯДРЕНО ДРУЖЕСТВО до ПАРТИИТЕ И КОАЛИЦИИТЕ, РЕГИСТРИРАНИ ЗА УЧАСТИЕ В ИЗБОРИТЕ ЗА НАРОДНИ ПРЕДСТАВИТЕЛИ НА 26 МАРТ 2017 г.виж ощеSCIENTIFIC AND PRACTICAL CONFERENCE “SAFETY AND EFFICIENCY OF NUCLEAR ENERGY”THE SIXTH INTERNATIONAL SCIENTIFIC AND PRACTICAL CONFERENCE“ SAFETY AND EFFICIENCY OF NUCLEAR ENERGY” виж още
нагоре




Българско Ядрено Дружество